Петровский Ф.

I. ФАЛЕКИИ

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

* * *
(I, 2)
Ты что-то пьешь одну лишь воду,
И только взрыв насмешек мог
Тебя заставить, нам в угоду,
Хлебнуть фалернского глоток.
Ужель у Невии румяной
Тебя и впрямь застанет ночь,
И хочешь ты для страсти пьяной
Вина соблазны превозмочь?
Молчишь, краснеешь, долу взоры?
Одежду мнешь? Так был отказ!
Ну, можешь смело взять амфоры
С вином - и догоняй-ка нас!
Перев. В. Владиславлев

ПОСТУМУ
(I, 3)
Не об убийствах, яде и разбоях,
Всего о трех веду я козах спор.
Сосед мой, говорю, увел с собой их,
Но ждет улик судейский приговор.
А ты гремишь о Каннах, Митридате...
Рукой махая, с пеной на устах,
О Сулле вспомнил, Марие-солдате!
Скажи-ка, Постум, о козах.
Перев. В. Владиславлев

* * *
(I,6)
He пальм изнеженных, не сада,

АВСОНИЙ

Автор: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

IV в. н. э.
КУПИДОН ПОДВЕРГАЕТСЯ МУКЕ
В тех воздушных полях, помянутых музой Марона,
Миртовый где отеняет лес влюбленных безумно,
Преданы страсти своей героиды, и каждая явно
Символ той смерти хранит, от которой когда-то погибла.
Бродят они по великому лесу при свете неверном,
Посреди тростниковых стволов, меж маков тяжелых,
У безмолвных, недвижных озер и ручьев без журчанья.
Никнут там, на брегах, цветы в туманном сияньи,
Юношей и царей с именами, оплаканных древле;
Эбала сын Гиацинт, Нарцисс, в себя же влюбленный,
Златоголовый Крок, разубранный в пурпур Адонис,
Саламинский Аякс, на коем стон скорби написан.
Неутешные образы слез и любви злополучной,
Давнюю скорбь приводя, и после смерти, на память,
Снова к годам, миновавшим давно, героид возвращают.

КЛАВДИЙ КЛАВДИАН

Переводчик: 

IV-V вв. н. э.
НИЛ
Счастлив оратай, фаросскую землю взрывающий плугом:
Не возлагает надежд он на тучи, что хмурятся в небе,
Не призывает с мольбой ни веющих острой прохладой
Кавров дождливых, ни дуг многоцветных, играющих ярко.
Без облаков плодороден Египет и светлую влагу
Сам сохраняет; под солнечным небом, в безветрии знойном,
Он не безводен - поит его Нил, разливаясь широко.
Не обвеваемых Австром земель стремительным током,
Преодолев раскаленного Рака губительный пояс,
Он безвестной волной пробивается к нашим пределам
От сокровенных верховий - вовеки они недоступны
Для любопытных очей: никому не случалося видеть
Дальний Нила исток - без свидетелей он возникает
И устремляется к морю, под солнцем иным порожденный.
Вот он могучим потоком по Ливии всей развернулся,

ЛУКСОРИЙ

Автор: 
Переводчик: 

VI в. н. э.
ИЗОБРАЖЕНИЕ СЛАВЫ НА КОНЮШНЕ
Той же, какою тебя написал на конюшне художник,
Ты благосклонно сойди к нашей упряжке коней
И неизменно всегда приноси в состязаньях победу
Тем, над дверями кого спутницей храброй сидишь.
С подлинным, Слава, лицом тебя живопись изобразила,
И оживляют, горя, женственный образ глаза.
Хоть понесешься везде быстролетно по кругу земному,
Очаровательней ты, сидя на этих дверях.
Перев. Ф. Петровский


Эпиграммы

M. VALERI MARTIALIS. EPIGRAMMATA

Переводчик: 
Источник текста: 
Марциал. Эпиграммы. Харьков: Фолио;

Марк Валерий Марциал (ок. 40 — ок. 104) — римский поэт, известный не менее своих знаменитых современников Вергилия, Горация и Овидия, прославился остроумными эпиграммами, которые до сего дня остаются одним из важнейших источников для истории римского быта императорского времени.

Мелеагр

Автор: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

1 (АР, IV, 1) — пер. М. Гаспаров. 2, 4, 10, 12, 24, 27—29, 31, 35—37, 42, 46, 48, 50, 51, 53, 54, 56, 59, 66, 70. 71, 73, 124 (АР, VII, 417, 419; V, 212; VII, 195; V, 198, 172, 173, 139, 144, 171, 177, 136, 147, 145, 163, 165, 214, 215, 476, 96; XII, 53; V, 175, 182, 191; VII, 461) — пер. Л. Блуменау.

Ксенофан

Автор: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

Приготовление к пиру

1 (1)

Вот уже пол подметен, руки вымыты, вымыты кубки...
Кто возлагает на нас дивно сплетенный венок;
Кто по порядку разносит душистое масло в сосудах;
Высится тут же кратер, полный утехой пиров;
Есть и другое в кувшинах вино, что сулит не иссякнуть, -
Сладкое: нежных цветов слышится в нем аромат;
Посередине хором льет ладан свой запах священный;
Чаши с холодной водой, сладкой и чистой, стоят;
Хлеб перед нами лежит золотистый, и гнется под грудой
10 Сыра и сотов густых пышно разубранный стол;
Густо украшен цветами алтарь, что стоит среди зала;
Песня, и пляска, и пир весь переполнили дом...
Прежде всего благочестных толпа священною песнью,

Синдикация материалов (C01 _th3me_)