Фокидская конфедерация

Фокидская конфедерация, если бы у нас было больше нужной информации, вероятно могла бы послужить превосходной иллюстрацией процесса трансформации племенного государства в федеративное и притом развитие которого в большей мере стимулировало, чем ему препятствовало завоевание Фокиды фессалийцами. Племенное государство создано было племенем–завоевателем и когда оно однажды было создано, то единству его, кроме вечной проблемы Дельф, ничто всерьёз не угрожало до Третьей Священной войны в сер. IV в. Внутри этого государства рано развились города и когда Фокида ок. 490 г. освобождена была от фессалийского владычества, то возникло федеративное государство, в котором федеральное правительство и правительства городов каждое имели отведённые им задачи. Но дальнейшая информация о фокидских учреждениях, к сожалению, крайне незначительна [1].
Фокида была относительно невелика и компактна. Она состояла из двух частей, из которых большая включала большую часть верховьев долины Кефисса. Эта река, вытекая из Фокиды через относительно узкий проход, продолжает своё течение через Беотию. Этот проход служил достаточной границей, так что фокидская часть долины составляла сама по себе природное единство. Близ выхода в Беотию проход расширяется к югу до позднейшего порта Антикира на Коринфском заливе. Горный район вдоль побережья, к которому этот проход даёт доступ, составляет вторую и меньшую часть Фокиды. На его западной оконечности находятся Крисейская долина и Дельфы. В углу между дорогой на Антикиру и главной дорогой на долину Кефисса лежит гора Парнас. Когда Дельфы принадлежали Фокиде, этот район был полностью фокидским и гора служила местом убежища, к которому фокейцы прибегали, когда страна опустошалась врагами. Из восточной оконечности Фокиды, другой проход, Гиамполь, вёл на север к побережью Локриды. На этом побережье фокейцы, как говорят, владели некоторое время портом Дафнунт [2]. Оккупация этого порта должна была быть частью усилий защититься от завоевателей, наступавших с севера и попыткой остановить их до того, как они достигнут собственно Фокиды. В этой связи следует напомнить, что путь через проход Гиамполя был единственной хорошей дорогой, подходящей для пришельцев, проходящих Фермопилами и был собственно тем путём, который использовали фессалийцы в их вторжении в Фокиду [3].
Фокида, как кажется, уже была населена греками, до того как была захвачена новыми завоевателями в ходе дорийской миграции. Результатом стало смешанное население, которому завоеватели передали свой северо–западный греческий, хотя диалект этот сохранил так же некоторые остатки эолийского языка более ранних обитателей [4]. Как на символ своего единства фессалийцы смотрели на эпонимного героя, Фока [5]. И даже без этой легенды можно заключить, что завоеватели сохраняли этническое единство которое, за исключением смешения с более ранним населением, сохранялось в течение всей античности. Их отношения с локрийцами, которые так же говорили на северо–западном греческом диалекте и пришли около того же времени, остаются неясными. Возможно старая теория, что пришедших первыми локрийцев, фокейцы, пришедшие позже, разделили на две части, в сущности верна [6]. Фокейцы, очевидно, пытались покорить эпикнемидских локров между Фермопилами и Гиамполем. Доказательства этого, во–первых, фокидская стена, построенная, как уже было сказано, чтобы отражать фессалийцев [7], во–вторых то, что фокейцы удерживали некоторое время, как уже тоже было сказано, порт Дафнунт. Это была их единственная в наш период заслуживающая внимания попытка подчинить земли за пределами собственно Фокиды.
Мы уже отмечали, что единству Фокиды, после того как создано было племенное государство, в классические времена ничего всерьёз не угрожало. Но однако же два фактора служили препятствием к тому, чтоб единство было совершенно полным и непоколебимым. Одним был тот факт, что небольшая часть верховьев долины Кефисса не принадлежала Фокиде, составляя Дориду; другой — необычное положение Дельф и Крисы. Что касается Дориды верно, что древние помещали исток Кефисса в Лилее, в Фокиде [8], но при беглом взгляде на карту обнаруживается, что Дорида полностью относится как к долине этой реки, так и к району Лилеи. Попытка завоевать Дориду и таким образом расширить Фокиду с этой стороны до её естественных границ сделана была в середине V столетия, но привела лишь к спартанской интервенции [9]. Что до Дельф, то гомеровский гимн к Аполлону Пифискому сообщает, что Дельфы были под контролем Крисы [10]. В гомеровском «Каталоге» и Криса и Дельфы (Пифо) считались фокидскими. Тем не менее, Первая Священная война была направлена скорее против Крисы, чем против фокейцев. Это могло означать либо, что остальная часть Фокиды была уже завоёвана фессалийцами и оставалась только Криса или что город стал независимым по другим причинам. Доходы от торговли и от направлявшихся в Дельфы паломников, помогли сделать город достаточно сильным, чтоб он смог пойти своим путём [11]. Когда Криса была разрушена, Дельфы, в той мере в какой они не были под контролем Амфиктионийской лиги, должны были стать независимым городом. Здесь достаточно сказать, что за исключением самого раннего, почти мифического времени, Дельфы не были подчинены Фокиде до 454 г. до н. э [12].
Самые ранние свидетельства о единстве Фокиды содержатся в «Илиаде», в «каталоге кораблей», но он так же свидетельствует о существовании многочисленных городов [13]. Все упомянутые в нём места находились близ Коринфского залива и в южной части Фокиды, за исключением Гиамполя, находившегося на дороге, ведущей на север из восточной Фокиды к морю и Лилеи у истока Кефисса. Упоминание других, которые расположены вдоль Кефисса не исключает, а скорее указывает на существование других городов в долине Кефисса. Таким образом, мы можем заключить, что в Фокиде в начале VIII века были многочисленные города [14]. Двадцать с лишним городов, что в конечном счёте принадлежали к конфедерации было много для такого небольшого региона. Ни один из них не мог быть слишком большим и ни один не доминировал над другими. Если позже столицей стала Элатея, то не потому, вероятно, что держала в страхе остальных, но скорее потому, что остальные выбрали её как удобно расположенную. Ситуация в ряде отношений была идеальной для создания федеративного государства — компактная территория с многочисленными городами, которые были более или менее равными.
К данным «Илиады» о раннем развитии городов в Фокиде, можно добавить сообщение о том, что Криса, даже до того ещё как город начал использовать в своих интересах паломников, идущих в Дельфы, обогатился на пошлинах в торговле с Италией и Сицилией. Это означает, что уже в начале VII века, т. е до того как началась чеканка денег в этой части Греции, Криса была важным городом, использовавшим в своих интересах иностранную торговлю. Данные о выдающемся положении Крисы подтверждаются тем фактом, что Коринфский залив продолжал называться Крисейским даже после разрушения Крисы и именуется так Фукидидом [15]. Пример этого города показывает, что в Фокиде, как и в Фессалии, когда началось обложение постоянными таможенными пошлинами, обложение это осуществляли города. В случае с Крисой шаг этот облегчала её относительная изоляция. Развитие остальной Фокиды, была ли она столь же развитой как Криса или нет, было прервано фессалийским завоеванием в VI или VII веке. Когда последние были изгнаны, Фокида возобновила своё развитие, а затем, вероятно, продолжала его без перерыва до конца Третьей Священной войны в 346 году. По крайней мере нет данных, что Фокидская конфедерация в результате Царского мира была распущена.
О существовании какого–либо рода племенного государства до фессалийского нашествия, свидетельствует представительство фокейцев в Амфиктионийской лиге. Единственные сведения об управлении этим государством имеются только в сообщении «Илиады» (II, 517 ff), что фокейцами командовали двое братьев. Их отец и дед упомянуты без каких–либо признаков того, что они так же были военачальниками или правителями фокейцев, но из–за того выдающегося положения, которое Гомер отводит царской власти, естественно видеть здесь остаток царской власти, восходящей ко временам завоевания. Упомянутые два брата могли либо царствовать совместно, либо старший из двух был царём [16]. В любом случае, это единственные наши данные о сохранении царской власти в Фокиде. Сохранилась ли она до фессалийского завоевания — неизвестно. Данные «Илиады» и пример Крисы свидетельствуют, что развитие городов уже началось. Ему в известной мере содействовало фессалийское владычество. В связи с ним мы слышим о фессалийских должностных лицах в Фокиде и о тиранах. Последние должны были быть фокейцами, которые были назначены фессалийцами правителями в их родных общинах. Эта информация поступила к нам от Плутарха, который происходил из соседней Херонеи и извлекал из различных местных источников информацию, утраченную в основных течениях греческой историографии. Были или нет общины, которыми правили тираны городами, всё равно их поддержка фессалийцами должна была усиливать тенденцию к разрушению единства страны, в то время как с помощью взятия заложников фессалийцы стремились запугать фокейцев и предотвратить восстание. Тем не менее, оппозиция угнетателям, как кажется, усиливалась ощущением единства и содружества. Восстание, возможно ок. 490 г., которое привело к освобождению Фокиды, началось с совместного действия, с резни всех тиранов и всех фессалийских должностных лиц в один день и было продолжено решительным ведением войны центральным правительством [17].
Фокидское правительство периода от освобождения до роспуска конфедерации в IV веке характеризуется сильной исполнительной властью в форме полководца или группы полководцев, один из которых во время опасности наделялся диктаторской властью в качестве strategos autokrator, полководца со всеми полномочиями. Но эта исполнительная власть была в высокой степени подчинена контролю фокидского собрания и даже могла быть низложена собранием. Во время восстания против фессалийцев, Даифант из Гиамполя, бывший тогда полководцем, следуя пожеланию женщин–героинь предложил план, в случае поражения умертвить всех женщин и детей и собрание, состоявшее из вооружённых мужчин, этот план одобрило [18]. Эта история, может быть, в чём–либо и приукрашена, но общая картина соответствует позднейшему обыкновению. Для иллюстрации переместимся в 356 год, когда Филомел побуждал фокейцев требовать контроля над Дельфами и выбрать себя в качестве strategos autocrator. Филомел не стал вдаваться в подробности того, как он будет пользоваться своими полномочиями, но и своим избранием и решением выступить в поход был обязан собранию. В этом случае кажется Филомел не дожидался регулярного собрания в установленное время, но скорей имело место совещание и когда потребовала ситуация, было вынесено решение. Когда Филомел был убит, Ономарх, его коллега, продолжал его дело. Позже, когда война на короткое время прервалась, Ономарх убедил фокейцев ее возобновить и сам был избран strategos autocrator. Это подразумевает другое важное решение собранием. Затем, когда Ономарх был убит, его преемником стал его брат, Фаилл. Последний, в свою очередь, передал командование своему племяннику Фалеку, сыну Ономарха, со старшим в качестве опекуна и подлинного командира. Это выглядит так, как если бы семья Ономарха пыталась установить династическое правление. Всё это делается ещё более значимым оттого, что Фалек был смещён и заменён группой из трёх человек [19]. Таким образом, хотя в ходе всей войны Фокида была практически монархией, собрание вправе было сместить диктатора и когда общественное мнение требовало этого в самом деле так и поступало. У нас абсолютно нет информации о составе собрания. По всей видимости, это было первичное собрание, состоящее из мужчин, носящих оружие или когда–то его носивших. По всей видимости, оно было более демократическим, чем собрание ранней Фессалии. Наконец, мы ничего не слышим о крепостных в Фокиде. Был ли здесь вдобавок к собранию меньший совет — буле или синедрион в отсутствие данных возможны любые догадки и здесь нет смысла излагать предположения, высказанные различными учёными. Что касается собрания, то страна была так мала, что первичное собрание могло функционировать здесь так же хорошо или даже лучше, чем в Аттике.
Что касается главы или глав исполнительной власти конфедерации, то обычно употребляется титул strategos (полководец), относительно которого вряд ли надо напоминать читателю, что он был обычен в греческих федеративных государствах для лица, которого мы склонны называть президентом. Это, в свою очередь, будет служить напоминанием, что федеральное правительство занималось главным образом иностранными делами. Для Фокиды нам известен титул, но есть затруднения с вопросом об обычном количестве полководцев и продолжительности их срока службы. В ходе войны в середине IV века здесь был обычно полководец с диктаторскими полномочиями и эти полномочия, как кажется, могли делегироваться ему на неопределённый срок. История этой войны показывает, что все, за исключением Фалека, который был смещён и позднее возвратил себе власть, оставались в этой должности до самой смерти. Таким образом, выбирать стратега могли пожизненно или пока длится опасность. Делегирование подобных полномочий совершенно очевидно было мерой на случай опасности. В обычное время здесь, как кажется, была коллегия из двух или трёх полководцев. Данные о них следующие. В своём рассказе о нападении фессалийцев после восстания фокейцев 490 года, Плутарх говорит о Даифанте из Гиамполя, как об одном из этих трёх должностных лиц; Павсаний говорит о нём, как о командующем конницей, а о Рое из Амбросса как о командующем пехотой и таким образом, по мнению большинства комментаторов, подразумевает наличие двух командующих [20]. Из них двоих Плутарх более авторитетен во всём, что связано с Даифантом. Похоже он прав, когда говорит о трёх полководцах. Три полководца появляются вновь в 347 году, когда был смещён Фалек и похоже, что три было их нормальным количеством, за исключением того времени, когда избираем был полководец с диктаторскими полномочиями, что вероятно делалось настолько часто, насколько собрание считало это нужным. Это покажется менее удивительным, если напомнить, что Ахейская конфедерация в последней четверти III века избрала Арата strategos autocrator. Четыре знаменитых фокейских полководца IV столетия — Филомел, Ономарх, Фаилл и Фалек (служивший около 9 лет), все за исключением Фалека служили до самой смерти. Но нет информации относительно продолжительности службы полководцев при обычных условиях.
Указание на то, что фокидское правительство занималось и другими делами кроме войн, мы находим в чеканке. Она, как кажется, началась сразу же после восстания, в нач. V в. и была определённо чеканкой федерального или центрального правительства. Самые ранние монеты были безнадписными, но позднейшие несут имя фокейцев в сокращённой форме (ΦΟ, ΦΟΚΙ). Монеты были отчеканены по эгинскому стандарту, самые крупные были в три обола, а самые мелкие — в половину обола [21]. Кроме того один фокидский город, Неон, так же чеканил небольшие серебряные монеты того же стандарта, но с ФО на аверсе и NE на реверсе, в то время как другой город, возможно Лилея, даже опускал имя Фокиды. Но монеты эти, вероятно, были отчеканены в соответствии с федеральным стандартом, не в оппозицию и не ради соперничества с федеральными монетами. Дельфы также чеканили по тому же стандарту и в этот период выпускали только монеты от ¼ обола до полутора оболов, за исключением небольшого количества более крупных номиналов, возможно ок. 480 года [22]. Если Дельфы в то время политически были независимы, то по крайней мере экономически принадлежали к фокидской сфере. Чеканка монеты, в свою очередь, побудила создать некий федеральный административный механизм, иной чем только полководцы. Он включал контроль за финансами, своего рода казначейство. Самые ранние упоминания о государственных казначеях имеются в связи с выплатой компенсаций Дельфам в 336 г. [23].
Можно сделать вывод, что Фокидская конфедерация стала подлинным федеральным государством со времени изгнания фессалийцев или вскоре после. Это выясняется из её истории, несмотря на почти полное отсутствие информации о механизме управления. Вывод основывается на тех фактах, что здесь в то время было сильное федеральное правительство и города с собственной местной администрацией. Для последнего пункта чеканка монеты одним или двумя городами — полезное доказательство. В первый раз Конфедерация обозначена в письменном источнике как федеративное государство в связи с событиями середины V века [24]. Эти сведения обнаруживаются в данных о событиях, происшедших немногим более чем через поколение после освобождения. Они верны, хотя источник наш относительно поздний. Так имеются сведения о военной кампании непосредственно после восстания, в связи с которой названы имена двух полководцев — Роя из Амбросса и Даифанта из Гиамполя. Это указывает на федеративное государство, в котором должностные лица перечисляются как граждане их родных городов. Давление Фессалии совершенно определённо послужило вызовом, стимулировавшим развитие федеративного государства и похоже города, расположенные на линии наступления фессалийцев были первыми, кто сплотился вместе. Из двух упомянутых полководцев один происходит из Гиамполя, расположенного прямо на линии наступления фессалийцев, в то время как родной город другого, Амбросс, расположен в восточной Фокиде. Может быть также и войска, принимавшие участие в этой военной кампании, были местными войсками. С этим направлением развития хорошо сочетается теория, что деньги чеканились в Давлиде, ведь она расположена между Гиамполем и Амброссом. Впрочем также вероятно, что войска для этой военной кампании пришли из отдалённых частей страны. Так же возможно, что за оборону здесь отвечали определённые города из верховьев долины Кефисса. Некоторое значение может иметь и тот факт, что Лилея чеканила монеты в это время. Чеканились ли они на уплату расходов в связи с обороной? Хотя Неон лежит у подножия северного склона горы Парнас, кажется слишком фантастичным полагать, что деньги отчеканенные здесь, относятся ко времени когда большая часть страны была захвачена врагами и фокейцы вынуждены были искать убежища на Парнасе. Повлияло ли развитие городов на организацию собрания и на способ подачи голосов, мы не знаем. Мое предположение таково же, как и для Этолийской конфедерации, что не повлияло, но что голоса считались по головам. Расстояния были не столь велики, чтобы в интересах какого–либо города было стараться обезопасить себя голосованием по городам.


[1] Соответственно скудна и современная литература. Она включает: Kazarow G. De foederis Phocensium institutis, 1899; Schober Phokis \\ RE, XX, 1, 1941, p. 474 -496 и его диссертацию Phokis, 1924.
[2] Strabo., IX,416; 424f; 426. Страбон упоминает этот город трижды в своём описании Фокиды и Локриды. Кроме этого, о нём мало известно; cf. Philippson, Daphnus (4) \\ RE, IV, 2148f.
[3] Данные об использовании пути Фермопилы — проход Гиамполя, обнаруживаются вплоть до периода римских войн в Греции. Обсуждение его использования фессалийцами cf. CP, IV, 1960, P. 231-233.
[4] Buck, Greek Dialects, p. 156f.
[5] Paus., X, 1, 10.
[6] Cary, CAH, III, 613; Glotz – Cohen, Hist. grecque, I, 101. Эта теория основана на предположении о том, что пришельцы вторглись по долине Кефисса.. Но много более вероятно, что они прошли через Фермопилы и проход Гиамполя. Если это так, то фокейцы могли подчинить тех локрийцев, которые находились на побережье Малийского залива и гнали других перед собой.
[7] Hdt., VII, 176, 4.
[8] Hom., Ill., II, 523; Hymn to Pythian Apollo, 240 f; Strabo, I, 16; IX, 407; 424; Paus., IX, 24,1; X, 8,10; 33,5.
[9] Thuc., I, 107,2; Diod., XI, 79, 4-6.
[10] Cf. Busolt, Gr G, I, 2, p, 690 et n 6; Pomtow, RE, IV, 253; Beloch, GrG, ii, 1, 178 et n1. Гомер (Il., II, 517-520) считал Крису и Пифо фокидскими.
[11] Aeschines, III, 107; Strabo, IX, 418 f; мы не знаем ничего о сравнительных достоинствах «крестоносцев» и крисеян, ведь вся информация относительно войны происходит от тех, кто разрушил Крису.
[12] Il., II, 517-523. Их названия были Пифо (Дельфы), Кипарисс, Криса, Давлида, Панопей, Анеморей, Гиамполь, Лилея. Из них Кипарисс согласно Павсанию (X, 36,5) назывался позднее Антикира, а Анеморейя (или Анемолейя), согласно Страбону (IX, 423) находилась у отрога Парнаса и стала границей между Фокидой и Дельфами, когда Спарта оторвала Дельфы от фокидского федеративного государства. Давлида и Панопей были расположены к югу от долины Кефисса, на подступах к дороге, ведущей в Кипарисс — Антикиру. Таким образом, за исключением Гиамполя и Лилеи, упомянутые места относятся к южной Фокиде, близ Коринфского залива. Из двух последних Гиамполь возможно упомянут из–за его стратегического положения, а Лилея потому, что она отмечает исток Кефисса, в то время как остальные расположены вдоль Кефисса и сосредоточены вместе. Это не должно означать, что в долине Кефисса не было других городов.
[13] О «каталоге» см. в разделе «Беотийская конфедерация».
[14] Демосфен (XIX, 123) даёт число 22. Павсаний (X,3, 1-2) перечисляет двадцать разрушенных Филиппом и один (Абы) пощажённый им.
[15] Strabo, IX, 418; Thuc., II, 69,1; 83,1 etc.
[16] Царём мог быть Шедий, один из двух, кто описан в «Илиаде» как живший в Панопее и правивший над многими людьми.
[17] Это восстание будет рассмотрено в гл.3; cf. CP, LV, 1960, p. 231-236. Главные источники сведений о нём — Плутарх (Mor., 244) и Павсаний (X,1, 3-10). Что до хронологии, то хотя и не во всех деталях интерпретации, я следую Сорди (La lega tessala, 88 f). Кацаров (р.8) помещает восстание незадолго до 480 года.
[18] Plut., Mor, 244 c-d. Нильссон (A History of Greek Religion, 1964, p. 63) рассматривает историю с предложением убить всех женщин и детей в случае поражения как этиологический рассказ. Это может быть и так, но, тем не менее кажется, что последовательность сражений, как она реконструирована, настолько верна, насколько это возможно.
[19] Об этих событиях см. Диодора (XVI, 23,4-24,1; 31,5- 32,4; 36,1; 38,6; 56,3.
[20] Plut., Mor, 244c; Paus., X, 1,8. Кацаров считает, что прорицатель, Теллий из Элиды, упомянутый Павсанием как занимавший высшее положение среди магистратов, был третьим полководцем. Свобода (Staatsaltertumer, p. 318, n6) считает невозможным, чтоб элеец был полководцем фокейцев, таким образом берясь довольно сомнительно судить об одной части Греции по стандартам, известным из других частей и времён. Бузольт (Staatskunse, 1451) даёт уклончивый ответ. Возможно так же, что Плутарх и Павсаний говорят о разных лицах. Плутарх называет Даифанта archon, а archon могло быть или не быть тем же самым должностным лицом, что и strategos, в то время как Павсаний говорит о strategoi. Может быть здесь был некий орган из трёх главных магистратов и что для ведения военной кампании один из них был избираем в качестве полководца (strategos) конницы, а другой- пехоты. Но это до крайности гипотетично и собственно не важно.
[21] Хэд (HN, 338) помещает начало чеканки несколько позднее середины VI века. Подобных же взглядов придерживаются Шёбер (RE, XX, 1, 480) и Селтман (Greek Coins, P. 159). Это стало общепринятой точкой зрения. Против этого, за датировку V веком Percy Gardner A History of Ancient Greek Coinage 700- 300 BC, 1918, p. 361; Caspary (Cary), JHS, XXXVII, 1917, P. 176-177. Заметим однако, что те, кто склоняется к датировке VI столетием, так же считают, что фокидское восстание против фессалийцев произошло в это время. Марта Сорди (Riv. Fil, NS, XXXI, 1953, P. 255, n1), с другой стороны, помещает первые монеты до фессалийского завоевания. Но так как другие данные приводят к выводу, что восстание не могло произойти до 491 года (CP, LV, 236f), то также и фокидская чеканка должна была иметь место после этой даты, как считают Гарднер и Кэри.
[22] Head., HN, p. 340-343; Caspari, loc. cit; Gardner, 361; 363f.
[23] SIG 3, 233. Это вступление к надписи из храма Афины Кранаи близ Элатеи. Надпись поставлена самими фокейцами, но она относится к периоду вне нашего рассмотрения.
[24] Страбон (IX, 424) говорит о времени, когда Спарта оторвала Дельфы от фокидского федерального государства (ἀπὸ τοῦ κοινοῦ συστήματος τῶν Φωκέων).