Остроумов Л.

КНИГА III

Переводчик: 
Переводчик: 

* * *
(III, 1)
Ты, Каллимахова тень, ты, Филета Косского призрак,
О, разрешите, молю, в вашу мне рощу войти!
Первым жрецом прихожу, чтоб с источника чистого ныне
Греческий хор привести в круг италийских торжеств.
Молвите: в гроте каком одинаково стих вы точили?
Ритмом вступили каким? Пили какую струю?
Ах, распрощаемся с тем, кто держит в оружии Феба!
Пусть же стремится мой стих, тонкою пемзой лощен, -
С ним меня Слава взовьет над землей, и рожденная мною
Муза воздвигнет триумф в беге венчанных коней,
И в колеснице моей молодые помчатся амуры,
Той же дорогой вослед хлынут поэты толпой.
Что вам, бразды отпустив, со мной состязаться напрасно?
Нам ведь просторным путем к музам идти не дано.
Многие впишут, о Рим, хвалы в твою летопись, новый

КНИГА II

Автор: 
Автор: 
Автор: 
Автор: 
Автор: 

* * *
(II, 2)
Был я свободен и думал прожить одиноко на ложе,
Но на беду обманул лживым покоем Амур.
Зевс, зачем красота на свет такая родилась?
Все обманы твои я оправдал бы теперь!
Руки изящные, русые волосы, стройное тело
Так величаво идет, словно равняясь красой
С Герой, иль словно Паллада, когда на Дулихий ко храму
Шествует, локонами грудь, что Горгона, прикрыв.
Столь же прекрасна была Исхомаха из рода Лапитов;
Деву на буйном пиру мнили Кентавры схватить.
Иль Саитянка Бримо, что при бебейских прозрачных
Водах Меркурию в дар девственный стан отдала.
Первенство также и вы ей отдайте, богини, которых
Мог на Идейской Горе видеть Парис без туник.
О, если б старость сама пожалела красу моей милой,
Даже если б она возраст Сивилл прожила!
Перев. С. Версилов

1. ДРУЖЕСКИЕ ПОСЛАНИЯ

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

МЕССАЛЕ
(I, 3)
Мессала, без меня ты мчишься по волнам
С орлами римскими к восточным берегам,
А я, в Феакии оставленный друзьями,
Их заклинаю всем - и дружбой, и богами,
Тибулла не забыть в далекой стороне!
Здесь Парка бледная конец готовит мне,
Здесь жизнь мою прервет безжалостной рукою...
Неумолимая, нет матери со мною!
Кто будет принимать мой пепел от костра?
Кто будет без тебя, о, милая сестра,
За гробом следовать в одежде погребальной
И миро изливать над урною печальной?
Нет друга моего, нет Делии со мной!
Она и в самый час разлуки роковой
Обряды тайные и чары совершала:
В священном ужасе бессмертных вопрошала,
И жребий счастливый нам отрок вынимал.
Что пользы от того? Час гибельный настал,
И снова Делия печальна и уныла,

2. ЛЮБОВНЫЕ ЭЛЕГИИ

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

ДЕЛИИ
(I, 2)
(ФРАГМЕНТ)
Лей - не жалей! Вином утоли мое новое горе.
Веки усталые мне, сон-победитель, сомкни.
Только б никто не будил под Вакховым грузом поникшей
Этой хмельной головы, этой печальной любви.
Люди кругом, - сторожат подругу любимую. Глухо
Замкнута дверь, и угрюм неумолимый засов.
Дверь, своенравная дверь, пусть дождь исхлещет нещадно,
Пусть громовержец тебя молнией в гневе разит.
Дверь, предо мною одним откройся, мольбам уступая.
Крюк, не греми, - я тайком, тихо тебя подниму.
Если безумный язык тебя клял - прости мне безумье:
Я на себя накликал эти проклятья. Взгляни,
Вспомни, не раз моему ты внимала молящему стону,
Вспомни, венками твои я украшал косяки.
Делия, робость отбрось, обмани неусыпную стражу,

3. ЭЛЕГИИ ЛИГДАМА

Переводчик: 
Переводчик: 

ВСТУПЛЕНИЕ
(III, 3)
(ВОЛЬНАЯ ВАРИАЦИЯ)
Напрасно осыпал я жертвенник цветами,
Напрасно фимиам курил пред алтарями,
Напрасно!.. Делии еще с Тибуллом нет!
Бессмертны, слышали вы скромный мой обет?
Молил ли вас когда о почестях и злате,
Желал ли обитать во мраморной палате?
К чему мне пажитей обширная земля,
Златыми класами венчанные поля
И стадо кобылиц, рабами охраненно?..
О бедности молил, с тобою разделенной,
Молил, чтоб смерть меня застала при тебе,
Хоть нища, но с тобой!.. К чему желать себе
Богатства Азии или волов дебелых!
Ужели более мы дней сочтем веселых
В садах и в храминах, где дивный ряд столбов
Иссечен хитростью наемных пришлецов,
Где всё один порфир Тенара и Кариста,
Помосты мраморны и урны злата чиста,
Луга пространные, где силою трудов

4. КЕРИНТ И СУЛЬПИЦИЯ

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

ВСТУПЛЕНИЕ
(IV, 2)
В твои календы, Марс, Сульпиция прекрасна,
Хоть сам сойди взглянуть! Венера знать о том
Не будет... Да смотри, не попадись! Опасно,
Не растерял бы ты оружье со стыдом!
В глазах ее Амур, чтоб сжечь любовью бога,
Затеплил факелы безжалостных огней.
Куда бы у нее ни пролегла дорога -
Изящество тайком повсюду вместе с ней.
Развеет волосы - идет к ней в этом виде,
Причешется - и так прелестна и нежна!
Блистательна она и в пурпурной хламиде,
И в снежной тунике блистательна она.
На высях вечного Олимпа так блаженный
Вертумн в бесчисленных убранствах мил равно...
Достойней всех она, чтоб в пурпур драгоценный
Тир перекрашивал ей мягкое руно.
Чтоб с ароматных нив душистые коренья
Усердно собирал Араб богатый ей
И чтобы с красного прибрежья слал каменья

5. СУЛЬПИЦИЯ. ЭЛЕГИИ (IV, 7—12)

Переводчик: 
Переводчик: 

* * *
(IV, 7)
Вот и любовь наконец: и скорее было бы стыдно
Это скрывать, чем о ней каждому мне говорить,
Внявши Каменам моим, любимого мне Киферея
И привлекла за собой, и положила на грудь.
Всё мне Венера дала: об утехах моих пусть расскажет
Тот, про кого говорят, что он своих и не знал,
Я не хочу ничего вверять запечатанным письмам:
Пусть их кто хочет прочтет раньше любимого мной.
Я забываться люблю, прикрываться личиной от сплетен
Тошно. Пускай говорят: оба они хороши.
Перев. Л. Остроумов

МЕССАЛЕ
(IV, 8)
Близок рождения день ненавистный: в несносной деревне
Мне без Керинфа, одной, встретить придется его.
Что мне отрадней, чем Рим? И подходит ли девушке вилла,
Воды реки ледяной меж Арретинских полей?

ТИБУЛЛ

Автор: 
Переводчик: 
Переводчик: 

* * *
(II, 1)
Всяк предстоящий, молчи: полевые плоды освящаем
Так, как обычай отцов издавна нам повелел.
Вакх, приходи и рога золотым убери виноградом;
Вздев из колосьев венок желтый, Церера, явись!
В праздник священный должны отдыхать и пахавший, и пашня
И, лемехи приподняв, с тяжким покончить трудом.
Упряжь снимайте долой, к наполненным яслям поставьте
Скот свой рабочий, венком лбы их в награду венчав.
День весь богам отдадим: ни одна не посмеет пусть пряха
Шерсть приспособив, прясти пряжу привычной рукой.
Прочь уходите от нас... Алтари, говорю, пусть оставит,
Кто в миновавшую ночь радость Венеры вкусил...
Чистого боги хотят. В одеянии чистом являйтесь,
Черпайте чистой рукой воду из чистых ключей...
Вот уж идет к алтарям задымившимся жертвенный агнец,

ПРОПЕРЦИЙ

Автор: 
Переводчик: 

* * *
( II, 5)
Цинтия, правда ль, что ты по всему обесславлена Риму
И прослыла у людей жизнью распутной своей?
Этого ль я заслужил? Ты дождешься расплаты, злодейка.
Цинтия, верь, и для нас ветер подует благой.
Право же, скоро найду из тысяч обманщиц одну я,
Что пожелает весь век славиться в песнях моих,
Нравом жестоким меня, на досаду тебе, не обидит:
Поздние слезы прольешь, долголюбимая, ты,
Нынче горяч еще гнев - и нынче пора расходиться!
Если страданье пройдет, верь мне, вернется любовь.
Ах, не изменчивы так под ветром Карпафские волны,
Нот прихотливый не так черные тучи кружит,
Как изменяет порой раздраженных любовников слово.
Сбрось же ты тягость ярма, благо возможность дана!
Право, ты кое о чем лишь в первую ночь погорюешь.

МАРК АННЕЙ ЛУКАН

Переводчик: 

39-65 гг. н. э.

СТРАШНЫЙ ЛЕС
ФАРСАЛИЯ III, 399-415
Был там священный лес, он веками стоял, нерушимый,
И под сплетеньем ветвей царили густые потемки.
Солнце согреть не могло холодного мрака дубравы.
Не населяли тот лес ни сильваны, ни сельские паны,
Не было нимф - властительниц рощ, но стояли святыни
Варварских грозных богов с алтарями кровавых служений;
Был этот сумрачный лес окроплен человеческой кровью.
Ежели верить молве и ее суеверным преданьям,
Птицы боялись сидеть на этих заклятых деревьях,
Звери - в берлогах лежать; не льнул к этим зарослям ветер,
И не скользила по ним, из черных туч вырываясь,
Молния; ибо листвы ни единый зефир не касался,
Собственной дрожью она трепетала. Здесь много потоков
Черной водою течет, и богов кровожадных кумиры

Синдикация материалов (C01 _th3me_)