Шервинский С.

II. TRISTIA

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

Меж нами есть одно преданье:
Царем когда-то сослан был
Полудня житель к нам в изгнанье...

ВСТУПЛЕНИЕ
(I, 3)
ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ В РИМЕ
Только предстанет очам той ночи печальной картина,
Ночи последней, когда с Римом прощалась душа,
Только припомню, как я покидал всё, что дорого сердцу,
И набегает слеза - медленной каплей ползет.
Время к рассвету текло, когда из Италии милой
Мне удалиться велел Цезарь, как Цезарь велит.
Срок для сборов был скуп: ни с духом собраться, ни с мыслью...
Ошеломленный, немой, долго я был в забытьи.
Не было сил поручить провожатым и слугам заботу
Денег, одежды запас, нужный изгнаннику, взять.
Словно столбняк на меня... Как громом небес пораженный.
Смертью не принят, живой: жив иль не жив - не пойму.

ИЗ «МЕТАМОРФОЗ»

Переводчик: 
Переводчик: 

ДЭДАЛ И ИКАР
В это же время Дэдал, изнывая в изгнании долгом,
Крит ненавидел и, полный тоски по далекой отчизне,
Морем широким объят был. "Пусть море и сушу, - сказал он, -
Царь заградил; но ведь небо открыто - так вот где дорога!
Всем пусть владеет Минос, но воздухом он не владеет".
Самой природе назло он перья кладет ряд за рядом,
С маленьких перьев начав, и чем выше - длинней и длиннее,
Точно растут по холму. (Так свирель пастуха из тростинок
Вся состоит - и к концу всё длинней и длиннее тростинки.)
Перья в средине - веревкой и воском внутри он скрепляет
И, укрепив их, слегка изгибает, как крылья у птицы.
Тут же стоял и мальчик Икар; он не знал, что погибель
Сделал игрушкой себе, и, улыбкой веселой сияя,
То он перья ловил, пролетавшие в воздухе тихо,

КНИГА I. К ЦИНТИИ

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

* * *
(I, 2)
Душа, к чему вплетать жемчуг в извив волос?
Оронтской миррою зачем душить головку
И ткани мягкие, что шлет вам остров Кос,
По членам распускать так пышно, в драпировку?
К чему под роскошью продажной прячешь ты
Природные дары и персей цвет перловый?
Верь: без прикрас твоей довольно красоты...
Амуру лишние не нравятся покровы.
Смотри, как на поле красив цветов узор,
А самородный плющ каких развесил кистей,
Как хороши кусты в глуши пещер и гор,
Как мило льется ключ в том месте, где холмистей,
Как блещут берега от раковин, какой
Певец приятней птиц, поющих день-деньской!
Перев. И. Крешев

БАССУ
(I,4)
Что, всевозможных девиц предо мною, Басс, выхваляя,
Ты от моей госпожи хочешь меня отвратить?

I. AMORES

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

* * *
(I, 1)
Битвы и войны жестокие петь я хотел величаво,
Так, чтоб сюжет и размер дали единства пример.
Строки все были равны. Купидон же со смехом лукавым
В четных строках одной менее сделал стопой.
Кто тебе, резвый юнец, над стихами дал право такое?
Муз я служитель - не твой и не в числе я твоих.
Разве закон, коль доспех у Минервы отнимет Венера,
Та же в ответ в свой черед факелы страсти зажжет.
Видано ли, чтоб в трущобе лесов царила Церера
И чтоб царила в полях Дева с луною в кудрях.
Феба кудрявого в шлем нарядить - он стал бы химерой.
Марсу-бойцу не под стать нежно на лире играть.
Царство и так, Купидон, велико твое, власть же могуча.
Иль, честолюбьем гоним, хочешь заняться иным?
Мало ль полей у тебя? Иль поля Геликонские лучше?

КАТУЛЛ

Автор: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

* * *
(50)
На досуге вчера, Лициний, долго
На моих забавлялись мы дощечках,
Как утонченным людям подобает,
И, пописывая стишонки, каждый
Забавлялся то тем, то этим метром,
На вино и на шутки отвечая...
Я оттуда ушел, твоим, Лициний,
Остроумьем зажжен и тонкой речью.
Так, что бедному мне был хлеб не в помощь,
И очей не сомкнул мне сон спокойно.
Но тем пылом объят, по всей постели
Я вертелся и жаждал дня дождаться,
Чтоб с тобой говорить, чтоб быть нам вместе.
И меж тем, как, усталый от работы,
На постели лежал я, полумертвый,
Эту, милый, тебе поэму сделал -
Из нее о моей узнаешь муке.
Так не будь гордецом и эту просьбу
Ты уважь, на нее не плюнь, мой милый,
Немезида тебя не покарала б.
Берегись ей вредить - грозна богиня!
Перев. С. Шервинский

I. ЛЕСБИЯ

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

(ГОДЫ 62-55)
ВОСПОМИНАНИЕ
(76)
Кто, вспоминая порой о минувших далеких порывах
К благу и добрым делам, радость в душе не таит,
Если он помыслом чист, вероломством И сговором темным
Горя не множил людей, ложно богами клянясь.
Что же, Катулл, и тебя одарила на долгие годы
Ядом сладчайших отрад неблагодарная страсть.
Есть ли благие слова иль благие поступки, которых
Ты не сказал, не свершил радостно ради нее?
Тщетно! упали они в пустоту ненадежного сердца...
Что же терзаться душой, память тоской бередить!
Духом воспрянь, оторвись от навязчивой страсти-приманки,
Разве раздавленным быть - высшая участь людей?
Трудно - еще бы! и как! - одолеть многолетнее чувство.
Трудно, - но ты потрудись! Не одолеть? - Одолей.
В этом спасенье - иль смерть. Пересиль роковое бессилье!

2. ДРУЗЬЯМ И ВРАГАМ

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

ФАЛЕКИИ, ХОЛИЯМБЫ, ДИСТИХИ

ВЕРАНИЮ
(9)
Мой Вераний, сердечный друг, такого
На сто тысяч друзей не променяю,
Ты вернулся домой в семью родную,
К милым братьям и к матери, старушке,
Ты вернулся живехонек, - о радость!
Я увижу тебя, рассказ услышу,
Обнимая, в глаза тебя целуя,
Как ты жил, как ты был в стране иберов
И какие там люди и событья, -
О, найдется ли где на белом свете,
Кто бы так ликовал, как я ликую.
Перев. Я. Голосовкер

ПОЭТУ ЛИЦИНИЮ КАЛЬВУ[1]
(14)
Если б света очей моих сильнее
Не любил я тебя, мой Кальв любезный,
Я бы злобой Ватиния озлился:
За какие грехи, за что, помилуй,
Ты наслал на меня такую гибель
Стихоплетов? Да будь клиент твой проклят,

4. VARIА

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

ПИРУШКА[1]
(27)
Пьяной горечью Фалерна
Чашу мне наполни, мальчик!
Так Постумия велела,
Председательница оргий.
Вы же, воды, прочь теките
И струей, вину враждебной,
Строгих постников поите:
Чистый нам любезен Бахус.
Перев. А. Пушкин

ВЕСНА[2]
(46)
Дышит вешним теплом, отходит холод,
Равноденствия бедственные грозы
Дуновенью Зефира уступили.
Разлучайся же, Фригия, с Катуллом,
И вы, пажити солнечной Никеи, -
Душу странника дрожью преддорожной
Пробирает и ноги как на крыльях:
В грады славные Азии лечу я.
О содружества милые, прощайте!
Издалёка отплыли мы совместно,
Но невесть как на родину вернетесь.
Перев. Я. Голосовкер

КОРАБЛЬ
(4)

5.САТИРА ПОЛИТИЧЕСКАЯ

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

* * *
(53)
Посмеялся над кем-то я недавно:
Он в собраньи, когда мой Кальв так дивно
Преступленья Ватиния исчислил, -
В удивленьи, всплеснув руками, крикнул:
"Боги вышние! - карапуз речистый!"
Перев. Н. Шатерников

ПОДЛОЕ ВРЕМЯ
(51)
Увы, Катулл, что ж умереть ты мешкаешь?
Водянка-Ноний в кресло сел курульное.
Ватиний-лжец бесчестит фаски консула.
Увы, Катулл! Что ж умереть ты мешкаешь?
Перев. А. Пиотровский

ЦИЦЕРОНУ[1]
(49)
Из внуков Ромула искуснейший вития,
Марк Туллий, сколько их в себе содержит свет,
И сколько числилось во времена былые,
И сколько принесет чреда грядущих лет!
Благодарит тебя душой нелицемерной
Катулл, поэтов всех сквернейший во сто крат,

6. ОТЗВУКИ ЭЛЛАДЫ

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

(АЛЕКСАНДРИНИЗМ)

ГИМН ДИАНЕ[1]
(34)
Нас Дианы покров хранит,
Девы чистые, мальчики!
Пойте, чистые мальчики,
Песнь Диане, и девы!
О Латония, дивная,
Дочь Юпитера сильного,
Мать Лето родила тебя
У маслины делосской,
Чтоб царила ты в высях гор,
И в зеленой глуши лесов,
И в потайной тени долин,
И на звонких потоках.
И Юнона - Люцина ты
Для родильниц томящихся,
Ты - попутчица, ты - Луна,
Свет кидаешь заемный.
Делишь года далекий путь,
Лунных месяцев быстрый бег.
Ты богатством плодов даришь
Земледельца усадьбу.
Под любым из имен твоих
Будь, Диана, священна нам!
И храни, как хранила встарь,
Верных Ромула внуков.
Перев. А. Пиотровский

Синдикация материалов (C01 _th3me_)